Наполеон и евреи

Наполеон и евреи

Революция пощадила две малых религиозных группы во Франции: протестантов и евреев. Протестанты уже в 1789 г., затем евреи в 1791 г. получили равные права и свободу религии. Хотя их священники и их церкви часто подвергались преследованиям, они воспользовались преимуществом полученной свободы, чтобы реорганизовать свои сообщества, в частности, после 1796 г.

Автор: Кристоф Пинсмаль

Евреи в Империи насчитывали около 77 000 человек, по сравнению с 46 500 при старом режиме. Они разделялись на четыре группы в соответствии с происхождением, обрядами и социальным статусом. 2 500 евреев из Авиньона и графства Венессен были в основном потомками евреев, изгнанных из Франции в 14-ом столетии и нашедших убежище в Папских государствах. Евреи с юго-запада, из Бордо, страны басков и Нижних Пиренеев, числом около 4 000, пришли из Португалии в начале 16-го столетия. Крупная еврейская община (36 500) поселилась в Эльзасе и Лоррейне после Тридцатилетней войны и с 17-го столетия число иммигрантов с Рейнской земли продолжало возрастать. Евреи в Париже (2 500) имели различное происхождение.

Наметилось противостояние между сефардимами, с юга Франции, и ашкеназимами, с севера. Первые явно были более восприимчивы к новым идеям и к просвещенной философии. Говорили, что они читают "Библию через Вольтера", жили довольно щедро и торговали, не занимаясь ростовщичеством. Ашкеназимы, однако, были более религиозны, разговаривали на идише, а не на французском, слабо интегрировались в среду и отказывались ассимилировать.

На заре Революции, под влиянием Просвещения, росло движение за улучшение условий жизни евреев. В 1787 г. Королевское научное общество в Метце организовало конкурс эссе по вопросу "Возможно ли регенерировать еврейство?" Диссертация аббата Грегуара, священника из Эмбермеснила возле Люневилля, привлекла внимание. Будущий конституционный епископ из Луар-э-Шер выступал за отмену ограничительных законов, касающихся евреев (например, угнетающие налоги, которые они должны были выплачивать), чтобы предоставить им равные с христианами права. Если бы они жили, как другие французские граждане, то они могли бы ассимилировать, утверждал он. В июле 1789 г. аббат Грегуар стал одним из ведущих защитников евреев в Учредительном собрании, которое в конце концов отменило все исключительные меры, их касающиеся, 27 сентября 1781 г.

Предоставление французского гражданства французским евреям вместе с революционной экспансией за Рейн ускорило иммиграцию других евреев. В Нижнем Рейне число евреев выросло с примерно 11 700 в 1784 г. до примерно 16 400 в 1806 г.; этот прирост вызвал напряженные отношения с местными гражданами, особенно из=за жалоб на ростовщичество. В нескольких случаях власти департаментов докладывали о возникших проблемах и требовали применения исключительных мер, таких, как утверждение легальной ставки на рост процентов или организации системы сельских кредитов. Это правда, что долги крестьян вырастали в невероятной пропорции!

В январе 1806 г., возвращаясь из Аустерлица, во время остановки в Страсбурге, Наполеон услышал нарекания местных жителей, раздраженных практикой еврейского ростовщичества. Он обещал заняться этой проблемой. 6 марта 1806 г. Император попросил гранд-судью Реньера подготовить доклад к законодательной секции Conseil d'Etat. Наполеон выбранил евреев, обвиняя их в создании нации внутри нации и сравнив их со стаей ворон, гусеницами или саранчой, опустошающей Францию. Он требовал строгих, немедленных мер.

30 мая 1806 г. вышел декрет, созывающий в Париж собрание из 95 еврейских делегатов из раввинов и дворян. Правительство надеялось, что влияние сефардимов победит влияние ашкеназимов. Собрание открылось 26 июля, председательствовал Абрахам Фуртадо, торговец из Бордо. Дискуссия длилась до 30 декабря и вылилась в создание Великого Синедриона, более формальной ассамблеи, напоминающей бывшие иерусалимские советы мудрецов. Состоящая из французских и итальянских раввинов, палата представляла собой конклав, наделенный властью по еврейским вопросам. Церемония открытия состоялась в Парижской синагоге на рю Сен-Авой 9 февраля 1807 г. и окончилась 30 марта.

На следующий год Император подписал декреты, относящиеся к организации еврейской религии. Декрет от 17 марта 1808 г. обязывал к созданию консисториальных синагог в департаментах, где еврейское население превышало 2 000 человек. Они должны были присматривать за еврейской религиозной практикой и отсылать перепись единоверцев в администрацию департамента. В дополнение к этому декрет ставил евреев в определенные рамки, что касается торговли. Еврейские лавочники должны были получать специальную ежегодную лицензию, выдаваемую префектами, при том условии, что они получили сертификат о собственной честности от городского совета и синагоги. Декрет также запрещал евреям из других стран поселяться в Эльзасе. Однако, чтобы смягчить жесткость этих решений, позже будут сделаны исправления.

Реформу завершал декрет от 20 июля, согласно которому евреи были вынуждены принимать христианские имена, и им запрещалось пользоваться патронимикой, взятой из Ветхого завета. Лица, претендующие на должность раввинов, должны были быть рождены во Франции и свободно разговаривать по-французски. Они проповедовали доктрину Великого синедриона: уважение к закону и обязательная военная служба. Они молились за Императора. Империя признавала еврейскую веру, но не выплачивала жалованье раввинам. Расходы оплачивались общинами под строгим надзором префектов.

Наполеоновская политика ассимиляции проводилась крайними средствами, с риском вообще уничтожить еврейскую общину. Гораздо умнее было бы принять меры, в которых было бы заинтересовано все общество, например, организация системы сельского кредита. Император, однако, рассматривал еврейский вопрос лишь под одним ограниченным углом ростовщичества. Его подход был извращен презрением к людям, которые составляли, по его словам, "низкую, отвратительную часть населения, способную на любые гнусные поступки". Conseil d'Etat, как и Учредительное собрание, не скрывал своего враждебного отношения к политике Наполеона.

  • Карта сайта