Конституция, Год VIII

Конституция Года VIII

(22 фримера)

Конституцией Года VIII официально закончилась Революция. Она вышла после coup d'état 18 брюмера, которым Сийес желал положить конец политической анархии Директории. Строителем-подрядчиком стал Бонапарт.

Бонапарт утверждал, что он хотел дать Франции такое правительство, которое бы "предоставляло компенсации, обеспечило порядок и утвердило законы". 1 декабря 1799 г. он в частностях отверг Конституцию, которую подготовил Сийес, отказавшись быть "гранд-электором" без реальной власти, "свиньей, откармливаемой на убой". Бонапарт сам продиктовал Конституцию Дону; текст был принят двумя законодательными комитетами, назначенными 19 брюмера.

Новая Конституция утверждала исполнительное диктаторство, ослабляла Законодательную палату, хотя поддерживала демократический фасад, особенно в начале.

- Конституция - краткий документ, состоящий всего из 95 статей, не предваряемый Декларацией о правах.

- Эта конституция подчеркивает исполнительную власть. Правительство состоит из трех Консулов, немедленно названных. Бонапарт становится Первым консулом, а Камбасерес и Лебрен - второй и третий Консулы соответственно. Эти два назначения отражают ведущий принцип политики Бонапарта: его стремление к согласованию, попытку избежать какой-либо особенной партии. Камбасерес, бывший цареубийца, поддерживаемый левыми, должен был представлять буржуазную элиту, рожденную Революцией. Лебрен, бывший роялист, член Учредительного собрания, должен был привлечь элиту старого режима.

Фактически, именно Бонапарт имел реальную власть. Именно он и он один назначал министров, отвечавших перед ним, послов и гражданских служащих. Избранный на десять лет, он мог принимать законы. Два других Консула играли лишь консультативную роль. Они могли записать в журнале свое несогласие, но были ничем более, как "два подлокотника кресла Бонапарта".

- Эта конституция была враждебно настроена по отношению к законодательной власти, которая была разделена между четырьмя Палатами. Законы, представленные Бонапартом, изучались и составлялись в Conseil d'Etat, обсуждались Трибунатом, где они лишь обсуждались, но не голосовались, и голосовались без какого-либо обсуждения Законодательной палатой (Легислатурой) после прослушивания, часто против воли государственных советников и членов Трибуната.

Сенат, кооптировано собранный, назначал Консулов, определял конституционность законов и указывал на членов Трибуната и законодателей для списков национальных нотаблей.

- В конце концов, этот документ подозрительно относился к электорам. Универсальное избирательное право, демократический принцип, был провозглашен, но на самом деле был "отфильтрован" трехуровневой системой, лишавшей его какого-либо демократического значения. Граждане (все люди старше 21 года) подготавливали список коммунальных нотаблей (600 000 имен, одна десятая от числа граждан). Избранные приезжали в главный город аррондиссемента, чтобы выбрать одну десятую от количества присутствующих, которые в свою очередь регистрировались в списке нотаблей департаментов. Эти 60 000 нотаблей съезжались в столицу и составляли список национальных нотаблей (6000 имен). Как сказал Сийес, "доверие должна идти снизу, а власть - сверху".

Конституция Года VIII ввела три новых элемента: передачу законной власти правительству в отношении исполнения законов; организацию, хотя она и доказала свою ненадежность, системы верификации соответствия законов конституции; и последнее, понятие "чрезвычайного положения", если возникает такая необходимость (предвестник статьи 16 современной французской конституции).

Объявлялось, что Конституция вступает в силу с 24 декабря 1799 г., перед проведением плебисцита. 7 февраля 1800 г. плебисцит дал 3 миллиона голосов "за" и 1562 "против". Много было воздержавшихся. Регистры были подделаны, чтобы скрыть этот факт.

Таким образом, Революция четко закрепила принципы, установленные в 1789 г.: равенство, свобода владения, избавленного от "феодального гнета" и бесповоротность продажи национальной собственности. Сами дворяне или буржуа должны были увидеть свою выгоду в объединении с Бонапартом, чтобы сохранить свое имущество.

Конституция ничего не говорила о свободе прессы, свободе мысли и свободе собраний. Вкратце, это был текст, прячущий огромную власть, передаваемую Первому консулу, за фасадом всеобщего равенства, парламентарной системы и коллегиальной власти.

Национальный суверенитет (избранные представители) и народный суверенитет (всеобщее равенство) до этого являлись предметом дебатов, в дальнейшем же были сосредоточены в одном человеке. На вопрос "Что содержится в Конституции?" публика отвечала "Бонапарт".

  • Карта сайта