Миф о Наполеоне

Миф о Наполеоне

"Даже когда я уйду, я останусь жить в умах людей, как путеводная звезда их борьбы за свои права, мое имя станет их военным кличем, девизом их надежд." (Наполеон, " Mémorial de Sainte-Hélиne ", 9-10 апреля 1816 г.).

Рождение легенды (1797-1815)

Миф о Наполеоне родился в Италии, раздуваемый самим Наполеоном. Главнокомандующий умело использовал прессу. Она сыграет главную роль в создании мифа. С самого начала Бонапарт доказал, что умеет выставить себя в выгодном свете.

Уже в 1797 г. он основал "Курьер Итальянской армии", который распространял новости о его славных победах. После Консулата несколько газет, переживших подъем в Революцию, были придушены и находились под пристальным надзором полиции, постоянно извергая хвалебные потоки на главу Государства. Они чествовали человека, несущего счастье французскому народу. Они высоко оценивали "его организационные способности, позволявшие ему видеть дальше всех подданных." Что касается бюллетеней Grande Armée, то они громадным эхом отзывались на военные достижения Наполеона. Они читались всеми слоями общества, обсуждались в салонах, кураты цитировали их своим прихожанам во время проповедей, а учителя - своим ученикам. Влияние их на молодое поколение было огромным.

Империя, в значительной мере основанная на военной славе и личном гении Наполеона, была представлена в виде традиционного института, вероятно, чтобы скрыть ее революционное происхождение. Основатель 4-ой династии любил думать о себе, как о наследнике Шарлемана. Тем не менее, для своих врагов он всегда оставался узурпатором. Это отсутствие корней, в частности, объясняет пропагандистскую политику Наполеона. Он подчиняет себе все средства выражения того времени; он, как деспот, правит над изящными искусствами. Художники, артисты, граверы, скульпторы, архитекторы и писатели - все работали на хозяина. В 1801 г. Давид получает задание написать портрет героя - "Бонапарт на перевале Сен-Бернар" - "спокойного на вздыбленном коне", как проинструктировал его Первый консул. В 1806 г., Энгр дарит Наполеону идеализированный образ византийского императора, изображенного в виде религиозного идола.

Под эгидой религии утвержден официальный религиозный культ. Имперский катехизис учит детей подчиняться Императора, потому что Бог "сделал его министром своей власти". С легкой руки кардинала Капрары (легата Пия VII) был открыт Святой Наполеон, замученный в Александрии во времена Диоклетиана. Его сомнительная аутентичность мало что значит. Декрет от19 февраля 1806 г. назначает 15 августа, день рождения Императора, днем Святого Наполеона. Уже на пике развития Империи появится нечто похожее на обожествление Наполеона. Но в то время этот искусственный культ мало влияет на людей. Как бы то ни было, он внесет свой вклад в процесс освящения памяти героя.

Легенда о Наполеоне (1815-1840 гг.)

В 1814 г. Франция истощена, обескровлена и желает только мира. Наполеон низложен. Роялисты считают, что наступил час расплаты. Они распространяют крайне грубые антинаполеоновские памфлеты и пасквили. Шатобриан, мадам де Сталь и Бенжамен Констан присоединяются к хору отвратительной ругани, поощряемому ультра. Тиран, иноземец, Корсиканский людоед проклят; его сравнивают с Нероном и Аттилой. Тщетно. Чем больше грязи вливается в "черную легенду" о Императоре, тем более сильным становится образ "народного Наполеона". Особенно потому, что демократическую и либеральную Францию тошнит от Бурбонов. Она устала. Альфред де Мюссе отражает эту тоску в " La confession d'un enfant du siиcle ". "Затем беспокойная молодежь оказалась посреди мира руин. Все эти дети были каплями горячей крови (…). В их голове был весь мир; они смотрели на землю, на небо, на улицы и тропинки; кругом было пусто".

Наполеон становится героем поколения, которое считает себя обманутым. В то же время политический климат ухудшается. Бушует экономический кризис. Люди начинают сожалеть о "золотом веке" 1802-1810 гг. Беспокойство народа играет на руку бонапартизму. В апреле 1817 г. в Лондоне опубликован буклет с соблазнительным заглавием: " Manuscript venu de Saint-Hélиne d'une maniиre inconnue " ("Рукопись, неизвестным способом переданная с о-ва Св. Елены"). Он немедленно начинает пользоваться бешеным успехом. Благодаря некой тайне, окружающей его происхождение, этот опус примерно из ста страниц становится целым событием. Его автор, имя которого ревностно хранится издателем в тайне, создал нечто вроде политической автобиографии Наполеона. Книга рассматривает вопрос с совершенно новой стороны. Через два неполных года после Ватерлоо Император становится практически эмблемой защитников Революции. Более того, "Манускрипт" первым изображает Наполеона в темных цветах романтического героя. Незаметно распространяется ностальгия по Империи, а закончится она подрывом основ роялизма.

5 мая 1821 г. Наполеон отдает "Богу мощнейшее дыхание жизни, которое когда-либо оживляло человеческую плоть", в соответствии с Шатобрианом. Новость о его смерти достигает Лондона 3 июля, а Луи XVIII узнает о ней 5-го. На следующий день известие было опубликовано во всех газетах и произвело эффект разорвавшейся бомбы. Жалкий и одинокий конец Наполеона на вулканическом, продуваемом ветрами островке поражает воображение молодых романтиков.

"Ах! Эта скала разбивает все надежды: / Орел уже не делится секретами могущества", - восклицает Беранже в 1821 г. Виктор Гюго на следующий год использует ту же тему в своем "Buonaparte": "Этот величайший пленник был выброшен на скалу - остаток давно забытого мира". В своих " Secondes Méditations " Ламартин признает, что его тоже преследует призрак "скалы" - о-ва Св. Елены: "На рифе, омываемом горестной волной, / Моряк издалека видит белеющую на берегу / Могилу у кромки воды, / И время не окрасило еще узкую плиту, / А под зеленым покровом ежевики и плюща / Можно заметить … сломанный скипетр."

Таким образом, низложение, ссылка на остров Св. Елены и смерть прямо ввели Наполеона в легенду. В 1823 г. опубликован " Mémorial de Sainte-Hélиne ", посмертный шедевр пропаганды - самая блестящая политическая победа Наполеона. Благодаря его несчастью каждый час сдирал лоскуты с покрова тирана, как он и предсказывал. Император действительно очень умно воспользовался своим заключением. Он выступает в роли мученика Священного альянса; как освободитель народа, как жертва - точно так же, как и сами люди - победителей 1815 г. Наполеон использует к своей выгоде национализм и либерализм - две все возрастающих ценности 19-го столетия. Теперь он выглядит, как их поборник, после столь упорной борьбы с ними.

" Mémorial de Sainte-Hélиne " показывает Наполеона на пике могущества, взирающего ясным взором на человеческие деяния. Поколение "детей столетия", воспитанное на бюллетенях Grande Armée, узнает в "Мемориале" величественный блеск оружия, которого так не хватает восстановленной монархии Бурбонов. Хотя лицо Наполеона на смертном ложе - не очень большой источник вдохновения для художников, изображениям его могилы несть числа. Их можно увидеть повсюду, от гравюр до табакерок, от часов до музыкальных шкатулок. Художники не особенно заботятся о точности изображения. Действительность легко приукрашивается, взывая к романтическому духу.

Могильные аллегории смешивают тень Императора с героями его эпохи. Наполеон продолжает жить в мечтах своих старых солдат. Полуоплачиваемые офицеры, эти загадочные фигуры, нарисованные Домьеом, солдаты, вернувшиеся на поля сражений, создают культ "Petit Corporal". Миф о Наполеоне входит в песни и литографии, распространяясь по стране. Он входит в дома людей через гравюры и мелкие статуэтки, табакерки и подобные тому предметы.

  • Карта сайта