Национальные заводы

Национальные заводы

Национальные заводы Гобелена, Савоннери, Бове и Севреса пережили в период Империи второе рождение.

Автор: Ив Карлье

Гобелен

Престижный завод, основанный в период правления Луи XIV, тяжело пережил революционные волнения. Различные администраторы сменяли друг друга при разных режимах, пока в 1795 г. директором не был назначен архитектор, прослуживший до 1807 г. С 1807 по 1810 г. завод возглавлял гражданский служащий из императорского хозяйства, затем его сменил художник. Сновальщики, числом около 80, работали в двух мастерских.

Завод был помещен под художественный надзор комиссии, ответственной за создание образцов (комиссия сохранила только двадцать из трехсот двадцати прежних моделей). Избранные среди старинных и современных картин образцы утверждали собой скорее художественный, а не декоративный аспект в изготавливаемых гобеленах.

В период Империи завод Гобелена находился в ведении генерального интенданта императорского хозяйства и работал исключительно на Имперское хранилище. Завод должен был поддерживать наполеоновскую пропаганду и производил гобелены, изображающие переход через Альпы или награждение почетными мечами, по Давиду и Гро у, например. Времени было слишком мало, чтобы полностью завершить серию, посвященную императорской эре, от Аустерлица до захвата Мадрида (фрагменты находятся в Моббильерском национальном и Мальмезонском музеях). С другой стороны, завод изготавливает отделку на фурнитуру (портьеры, занавески и накидки на сидения для Большого кабинета Наполеона в Тюильри (Мобильерский национальный) или портреты членов императорской семьи (Жозефина по Жерару, Мальмезонский музей; Наполеон в коронационном платье, по Жерару, Нью-Йорк, музей Метрополитан).

Савоннери

Размещенный на холме Шалло, завод Савоннери, реорганизованный при Луи XIV, бездействовал до провозглашения Империи. Прикрепленный к Имперскому хранилищу, он снова начал выпускать огромные ковры по образцам, созданным Сен-Анжем (для Тюильри, ковры для Большого кабинета Императора (Мобильерский национальный) и Большой спальни Императора (Лувр, некоторые ковры - в Фонтенбло)) и Персье (ковер в Тронном зале Тюильри (Мобильерский национальный, ковер для более поздней секции - в Мальмезонском музее)).

Продукция Савоннери, зарезервированная для церемониальных комнат в императорских дворцах, отлично отражает строгий, величественный вкус имперского стиля.

Бове

Перед лицом целой кипы финансовых и других проблем, возникшим в течение известных событий, директор уволился в 1793 г. и отдал завод в руки государства. Результатом была национализация частного предприятия. Мастерские оставались закрытыми до мая 1794 г., а когда они открылись, новый директор Камусс нанял всего шесть работников (по сравнению со 120 в 1789 г.), которые сплетали лишь накидки на сидения, основанные на старинных образцах.

В августе 1800 г. Хью, протеже Люсьена Бонапарта, был назначен директором и оставался на этом посту до 1814 г. Его действия, соединенный с заинтересованностью Бонапарта в французских заводах (он посетил Бове в 1802 г.), и затем возврат к миру, благоприятствовали процветанию завода. В 1804 г. завод был внесен в гражданский список, тем самым поместив его в ведение интенданта императорского хозяйства. Продукция была зарезервирована за накидками на сидения с декоративными мотивами или портретами (копии находятся в Мобильерском национальном и в музеях Фонтенбло, Компьене и Версальском Гранд-Трианоне). В дополнение ко всему, Бове выпускал также вельветовые ковры.

Севрес

Основанный при Луи XV, завод Севреса сильно пострадал в период Революции. Практически уничтоженный (он избежал банкротства в 1792 г. только благодаря тому, что Екатерина II, императрица России, полностью рассчиталась за заказ, сделанный при старом режиме), завод стоял до 14 мая 1800 г., когда минераловед Александр Бронниар, сын архитектора, протеже Люсьена Бонапарта, был назначен директором. Получив задачу восстановить прежнее величие завода, он окружил себя людьми, которые могли предложить технические новинки или разработать новые дизайны. Тем не менее, его первая обязанность, административная, заключалась в стабилизации финансовой ситуации; также ему было нужно привести в порядок мастерские. Чтобы добиться желаемого, Бронниар решил продать все складские запасы и провести инвентаризацию всех имеющихся в наличии матриц и дизайнов; он также распределил всех рабочих по двум отдельным мастерским: производственной и декоративной.

В 1802 г. завод был внесен в гражданский регистр Первого консула, что означало, что финансирование больше не будет представлять собой проблемы. Модели, выбранные Бронниаром для возобновления производства, были и техничными, и эстетичными. Он сразу решил, что Севрес больше не будет производить предметы из мягкого фарфора (слишком дорого и много отказов) и полностью посвятит себя жесткому фарфору.

Технические новинки, такие, как двухуровневые печи и сеточные двигатели, в сочетании с широким разнообразием цветов, применяемых художниками, позволили Севресу достичь своего прежнего статуса (до 1789 г.). Восстановление завода также стало возможным благодаря советам Доминика Виван-Денона и дизайнам архитекторов Шарля Персье ( table des Maréchaux, Мальмезонский музей; свадебная ваза Императора, Версаль) и Александра-Теодора Бронниара, отца директора (дизайн конической и кордельерской ваз; tables des Saisons, музей Фонтенбло).

Более того, время от времени с заводом сотрудничали другие мастера, например, художник Франсуа Жерар. Предметы, изготовленные здесь, принадлежали к различным стилям и методикам, но в общем тяготели к неоклассицизму: вазы, скульптуры (в частности, бюсты членов императорской семьи), наборы на подносах или столовые сервизы, туалетные принадлежности и т.д. Завод производил также престижные предметы, такие, как гигантская колонна, увековечивающая кампанию 1805 г. (по Бронниару-старшему, Версаль) или фарфоровые пьедестальные столы ( table des Saisons или table des Maréchaux ).

Хотя ряд предметов был изготовлен для Императора или его семьи (личный сервиз Императора, музеи Фонтенбло, Мальмезона и Лувра; Наполеоновская фундация, библиотека Тьер и частные коллекции), Наполеон часто использовал творения Севреса для личных или дипломатических подарков. Он предложил царю Олимпийский, затем Египетский сервиз; энциклопедический сервиз - Максимилиану-Жозефу Баварскому, коническую вазу - мадам Мер, а также утренний сервиз, изображающий муки и наслаждения Любви (Музей Фонтенбло).

  • Карта сайта