Ювелиры

Ювелиры

Огюст, Бьенне, Одео: ведущие ювелиры периода.

Автор: Ив Карлье

Исчезновение традиционной клиентуры, недостаток сырьевых материалов, финансовый кризис и временный аскетизм лидеров Революции стали почти фатальными для мастеров золотых и серебряных дел - фактически, индустрии роскоши. 1790-1797 гг. ювелиры пережили по-разному, но их гильдия исчезла.

Эффектная выставка предметов роскоши после термидора привела к ренессансу золотых/серебряных работ, которые во времена Империи восстановили былую почву под ногами. Революция эхом отозвалась на ювелирной промышленности, так что вид произведений изменился - от стиля конца правления Луи XVI к законченному консулярному стилю. Ювелиры работали над моделями, предлагаемыми архитекторами (Персье, коллекция Бьенне в Музее декоративных искусств, Париж), скульпторами или гравюрными собраниями (Ла Месанжер, 1807 г.; Лефранк, до 1810 г.).

Формы, вначале под влиянием стиля Луи XVI, становились все более тяжелыми, тяготея к монументальным предметам. Имперские ювелиры любили использовать униформированные поверхности, на которых изображались метафорические, барельефные мотивы. Предметы, которые они изготавливали, были те же, что и до Революции, т.е. предметы, относящиеся к процессам приема пищи, освещения, туалета, письма и культа.

Тем не менее, хотя посуда все еще состояла из набора горшков, тарелей, блюд, столового серебра и золота, к чему добавлялись базовые предметы (масленки, соусницы, солянки и т.п.), мода начала тяготеть к позолоченному серебру (вермилу). В период Консулата и позже гораздо чаще начали использоваться дорожные наборы. Среди многочисленных ювелиров, работавших во времена Консулата и Империи, было три примечательных.

Анри Огюст (1759-1816 гг.): сын ювелира Роберта-Жозефа Огюста, в 1785 г. он стал мастером-ювелиром; последний королевский ювелир, он, среди прочих, отливал посуду для правительства после июля 1789 г. Параллельно с работой над золотом, Огюст занимался финансовыми операциями, среди которых была привилегия на золотодобычу в Париже, Линней и Трево, с 1788 по 1797 г. Во время Французской Революции он выжил благодаря этим компаниям и заказам от иностранных покупателей, для которых он выполнял также золотые и серебряные работы (кувшин и чаша, Лос-анжелесский окружной музей), фурнитура (шкатулка для драгоценностей, частная коллекция) или отдельные заказы, такие, как для герцога Йоркского (тарелки, Нью-Йорк, Музей Метрополитан; Сан-Франциско, Дворец Почетного Легиона).

Он был основным бенефициаром во время Коронации: золотая и серебряная с позолотой шапель для Сен Дениз (закончена Бьенне в 1810 г., частично хранится в Реймзе) и церемониальные тарелки Императора, названные гранд-вермиловыми, подаренные городом Парижем и для которых Огюст использовал предметы из своей коллекции (то, что осталось, находится в Музее Фонтенбло). Его попросили также создать вермиловый трон для Наполеона к 1809 г.

В дополнение к ювелирным работам Огюст интересовался работой по бронзе и выставил малахитовый стол (который не прибыл в Париж и был заменен столом, покрытым зеленым вельветом), а также стол позолоченной бронзы, заказанный Николя Демидовым (Флоренция, Музей Стибберт) на промышленной выставке 1806 г. Конец его жизни был особенно трудным; в 1809 г. он подошел к грани банкротства и сбежал со страны, попытавшись нелегально продать свою собственность. Приговоренный заочно к заключению в кандалы, он переезжал со страны в страну, и в конце концов умер в Сан-Доминго.

Мартин-Жильом Бьенне (1764-1843 гг.): Обученный как изготовитель шахматных досок, Бьенне доказал, что может изменить свои творения после исчезновения гильдии. Он делал шахматные доски и настольные игры (трик-трак, частная коллекция), ювелирные предметы (табакерка, Музей Фонтенбло), малая фурнитура (шкатулка для писем, Мальмезонский музей; афинянка для Наполеона (умывальник) в Тюильри, Лувр), мечи (Музей Фонтенбло) и золотые/серебряные работы. В этой области он заработал серьезную репутацию, создавая остроумные ларцы для одежды, из которых можно было сложить сундук (для Наполеона, Музей Карнавале, Музей Фонтенбло, Мальмезонский музей, Лувр; для Марии-Луизы, в Мюнхене, Резиденцмузеум). Он делал также дорожные наборы .

Бьенне поставлял посуду к европейским дворам: императорские тарелки в Париж (Музей Фонтенбло) или Милан (Вена, Хофбург), императорские чайные наборы (Лувр, Эдинбург, Королевский шотландский музей) и для великого князя Михаила Павловича (рассеяно по России, Европе и Соединенным Штатам).

Бьенне также получил заказ на изготовление императорских знаков различия для коронации и на восстановление древних регалий. Громадное количество предметов, выходящих из его мастерской, станет понятным только тогда, если осознать размер этой мастерской (примерно 600 человек) и доли, вложенные основными учредителями. Работы Бьенне примечательны своей деликатностью и утонченностью орнаментов.

Жан-Батист-Клод Одео (1763-1850 гг.): родился в семье ювелиров, стал мастером-ювелиром в 1785 г. В сотрудничестве с бронзовых дел мастером Томиром, по рисункам художника Прюдон а, Одео создал фурнитуру для гардеробной Марии-Луизы, которая включала кресло, вращающееся зеркало и туалетный столик в перламутре, вермиле и бронзе (затерялось); он выполнил также люльку для короля Рима (Вена, Хофбург). Эти произведения были самыми замечательными ювелирными работами имперского периода.

Одео сработал также посуду для императорской семьи (мадам Мер, Музей Фонтенбло; Полина, там же и Нью-Йорк, Музей Метрополитан) и для европейских дворов (Максимилиан Баварский, Мюнхен, Резиденцмузеум). Вермиловый туалетный ларец Жозефины (частная коллекция) или чайный набор с руками Императора (коллекция принца Наполеона) также представляют его искусство. Формы напоминают античные модели, очень часто использовались фигурки, влитые в общую поверхность или размещенные по кругу.

  • Карта сайта