Директория

Директория

(1795-1799)

Комитет из пяти персон (Директоров) держал в своих руках исполнительную власть во Франции с 26 октября 1795 г. по 10 ноября 1799 г. Период Директории едва ли достоин подражания. Часто синонимичен с коррупцией и неэффективностью, он был обозначен серией переворотов. Тем не менее, несмотря на тяжелые обстоятельства, страна мало-помалу была реорганизована и была создана новая Франция, преимуществами которой воспользовался Консулат.

Автор: Жан-Мишель Ульон

После падения Робеспьера 9-го термидора умеренные республиканцы и конституционные роялисты проголосовали Конституцию Года III. Законодательная власть в дальнейшем распределялась между двумя палатами: Советом старшин и Советом пятисот. Исполнительная власть находилась в руках пяти Директоров, избираемых старшинами из списка, поданного пятьюстами. Каждые два года один из Директоров, чье имя выбиралось случайным образом, должен был быть заменен. Президентом Директории становился каждый Директор по очереди.

Директория назначала министров и гражданских служащих, определяла внешнюю политику (если страна находилась в состоянии войны); а также должна была следить за соблюдением законов. Такая новая форма правительства не была последовательным решением. В силу декрета Двух Третьих, который обеспечивал присутствие членов Конвента в новых палатах, при власти оставались те же самые, термидорианцы.

Директория была учреждена с пышностью, призванной обеспечить уважение. Она унаследовала бедственное экономическое состояние, пустую казну, страну, заполненную бандитами, коррумпированную администрацию, к чему добавился неурожайный год. Первой инициативой Директории был срочный заем 600 миллионов франков золотом (декабрь 1795 г.). В феврале 1796 г. Директора решили уничтожить ассигнатную систему и учредили вместо нее мандатную территориальную, которая в свою очередь тоже исчезла. Собиралось мало налогов, так что было введено принудительное налогообложение и общие деловые лицензионные налоги. Определенные персоны стали богаче, но значительный слой населения обеднел. Эти меры не помогли завоевать доверие народа, что принесло политическую нестабильность.

Переворот (coup d'état) стал средством управления перед лицом двойной опасности реставрации монархии и якобинской реакции. Каждый раз, когда выборы модифицировали политическое равновесие, за ними следовал coup d'état, имеющий целью восстановление баланса. В мае 1796 г. Директория разрушила Заговор Равных, подстрекаемый Бабофом, якобинцем-экстремистом. В сентябре 1797 г., 18 фруктидора, она избавилась от роялистов, которые получили большинство в палатах. С этого момента пять Директоров, одним из которых был Барра, упрочили свои позиции введением полицейского режима. Священники были депортированы и Директор Ла Ревельер-Лепа начал активно проталкивать культы декадности и теофилантропии. В 1798 г. произошел новый coup d'état, с помощью которого Директория избавилась от новоизбранных якобинцев, которых, на их взгляд, было слишком много.

Несмотря на свою непопулярность, Директория своими действиями выступила предвестником будущего Консулата. В области финансов министр Рамель просто списал две трети общественных долгов (банкротство двух третьих). Его преемник, Франсуа де Нойфшато, попытался стимулировать промышленность, остановившуюся в результате войны. В военной области закон Журдена вводил принудительную военную службу для всех французов в возрасте от 20 до 25 лет.

В стране, ведущей войну, к чему привела агрессивная внешняя политика в Италии, генералы, такие, как Моро, Бернадот и Журден, играли важную политическую роль. Один из них привлекал внимание публики своими военными успехами: Бонапарт. Он был тем человеком, который отправил своего лейтенанта Ожеро на подавление роялистского восстания 18 фруктидора. Он был также тем человеком, который навязал Австрии договор в Кампо-Формио, так же, как и Директории. В конце концов, он был тем человеком, которого Директора были рады увидеть отправляющимся в Египет в 1798 г. В его отсутствие завоевания Франции и ее сестры-республики (Чизальпинская и Лигурийская республики) были постепенно отбиты вражескими странами, объединившимися во Вторую коалицию. По возвращении в Францию, в октябре 1799 г., Бонапарта приветствовали, как спасителя. Сийес, недавний Директор, увидел в нем "меч", который был ему нужен для нового coup d'état. Он не подозревал, что генерал сгонит его с политической сцены.

При объявлении войны в 1792 г. Робеспьер пророчествовал, говоря о пришествии нового "Цезаря". Вечером 18 брюмера, когда Директория исчезла с глаз Истории, предсказание приняло человеческий лик.

  • Карта сайта