Просвещение, (Век Просвещения)

Век Просвещения

Движение Просвещения явило собой триумф разума и критической мысли 18-го столетия. Это движение сфокусировалось на экономических, религиозных и политических темах и представляло собой вызов абсолютной монархии. Его влияние на Революцию важно, но трудно оценимо. Тем не менее, ценности, определенные Просвещением, - права человека, демократия и т.д. - все еще служат источником вдохновения для политологов, философов, законодателей и целых народов.

Автор: Кристоф Пинсмаль

С философской точки зрения 18-ое столетие, особенно после 1740 г., было "Веком Просвещения" по двум причинам:

1) в то время слово "просвещение" относилось ко всему, что просвещало разум;

2) оно означало также "интеллигентность" или "знание".

В любом языке по всей Европе та же метафора подчеркивала конец "темноты"- Lumiиres, Aufklдrung, Illuminismo, Ilustraciтn . Д'Аламбер сказал: "Мы начали с обучения (16-ое столетие), продолжили изящной литературой (17-ое столетие) и закончили философией."

Философия

Движение Просвещения родилось в Англии уже в конце 17-го столетия. По Локу, из его "Двух трактатов о правительстве" (1690 г.), которые позже вдохновят Руссо, состояние природы есть свободное, рациональное состояние, в котором разум управляет свободой. Идея социального согласия пустила корни и превратилась в насущную необходимость. В первой половине 18-го века рассадником философских концепций стала Франция. Родилось новое поколение людей писем, вдохновленное научными и политическими взглядами английских мыслителей. Затем, в середине столетия, был разработан глобальный синтез.

В работе "L'Esprit des lois" (1748 г.) Монтескье представил систематический анализ всех политических режимов, восхваляя преимущества республиканского, демократического или аристократического правительства и осуждая деспотизм. В основном он концентрировался на ограниченной монархии, основанной на английской модели, в которой разделение трех властей - исполнительной, законодательной и судебной - гарантировало свободы. "L'Esprit des lois", таким образом, описывал основы политического либерализма и служил также пособием для дворян, противостоявших королевской власти.

" L'Encyclopédie ", гениальная компиляция французской политической мысли, скоординировала различные ветви просвещенных взглядов. Дидро и Д'Аламбер, которые руководили созданием этой монументальной работы, над которой трудилось 130 сотрудников, хотели популяризировать новые идеи и знания, а также критиковали традиционные институты во имя природы, разума и человечества.

В своих трудах " Discours sur l'origine de l'inégalité " (1755 г.) и "Le Contrat social" (1762 г.) Жан-Жак Руссо ярко показал свое отношение к политической науке, особенно упирая на понятии социального контракта. Работы Руссо представляли собой внушительное оружие, которое вскоре будет поднято против деспотизма.

Вольтер, поклонник британских институтов, которые он восхвалял в своих "Lettres anglaises" (1734 г.), имел склонность к сильным правительствам, но тем не менее, отстаивал абсолютную монархию при условии уважения гражданских свобод. В " Le Siиcle de Louis XIV " (1751) он сожалел, что его герой Луи XIV не был философом, но нашел утешение в просвещенной монархии, которую пытался создать Фридрих II Великий в Пруссии. Свой идеал короля-философа Вольтер персонифицировал в прусском короле-солдате.

В просвещенной Европе принцы понимали, что могут извлечь пользу из Республики Литературы. Дидро, Д'Аламбер и Мотерпуа приглашались на ужин к Фредерику II. Сорок два года, с 1736 по 1778 г., прусский король переписывался с Вольтером, прощая ему наглые замечания или его эскапады, и еще дольше поддерживал его.

Екатерина II Великая обратилась к Дидро. В 1762 г. императрица пригласила его поселиться в России, чтобы закончить Энциклопедию. В 1765 г. она сильно помогла ему, купив библиотеку Дидро в пять раз дороже ее стоимости. Просвещенные деспоты, желавшие провести реформы, знали, как поставить Просвещение на службу Государству; философы, которые верили в человеческое счастье, связывали свои надежды с этими правителями Центральной и Восточной Европы.

"Философия" 18-го столетия скорее может быть описана, как интеллектуальное отношение, а не как упорядоченный набор доктрин. Теории были начерчены, и, хотя существовало мало дидактических работ, идеи проросли и распространились повсюду. Доминирующими темами были те, которые возникли из излишней веры - в разум, природу, прогресс и свободы.

Быстрое развитие наук

Человеческий разум разработал идею порядка во вселенной. Говорилось, что "мир становится математизированным." Науки отошли от традиционной схоластической рамы, чтобы найти материал для наблюдаемых, анализируемых и оцениваемых фактов. Когда астроном Лаплас, например, показал свои работы по небесной механике Наполеону, Император был удивлен, увидев, что в этих трудах не упоминается Бог. Лаплас ответил: "Сир, гипотезы мне не нужны."

Разум заставил побеспокоиться о законах природы. Тем временем люди искали законы человеческой жизни по отношению к природе и обществу. Философы чувствовали, что разум способен модифицировать условия жизни человека. Когда к религии подошли с точки зрения Разума, это породило деизм; религиозный плюрализм стал более терпимым; когда думали об улучшениях в обществе, это привело к возникновению понятия прогресса, которое развили Кондорсе и Тюрго. Разум был ведущей силой в борьбе против предрассудков. Ученые и писатели разработали глобальную концепцию, которая столкнулась с концепцией, традиционно предлагаемой Церквями.

18-ое столетие увидело эффектное ускорение научного прогресса. Во всех областях, поддерживаемый общественным мнением и правительствами, которые не жалели финансовой поддержки, начался бурный расцвет. Математика и астрономия делали громадные шаги вперед. Развилось исчисление по методу бесконечно малых, неоконченное Ньютоном и Лейбницем. Математический анализ, разработанный, среди прочих, швейцарцем Леонардом Эйлером, стал наукой, полностью независимой от геометрии. Лагранж без никаких диаграмм опубликовал в 1788 г. свою "Аналитическую механику". В области геометрии была открыта начертательная геометрия; Монж определил ее как "искусство представления трехразмерных предметов, которые требуют точного определения, на двухразмерном листе бумаги."

Д'Аламбер, автор математических статей в Энциклопедии, написал " Traité de dynamique " (1743 г.), разработал законы статики и динамики жидкостей и газов, внеся таким образом весомый вклад в теорию текучих веществ. Такой прогресс в математике привел к удивительным открытиям в астрономии. Идеи Ньютона об универсальной гравитации были проверены и уточнены. Начались дебаты о точной форме земного шара. Мнения различались. В Париже, заметил Вольтер, люди считали, что Земля - круглая, как дыня, а в Лондоне - что она сплющена на двух концах. Для выяснения этого вопроса в 1735 г. французская Академия наук организовала двойную экспедицию, послав Мопертуа в Лапландию (Северный полюс), а Кондамина - в Перу (возле экватора) для измерения широты. Результаты подтвердили взгляды Ньютона, что Земля сплющена в полюсах.

В 1796 г. Лаплас подготовил детальное описание мирового порядка в своем " Systиme du monde ". В физике ученые были очарованы электричеством и его магнитным проявлением.

В 1745 г. был построен первый конденсатор. Аббат Ноллет использовал это открытие для разработки ранних форм радиологии в своих экспериментах с "электрическим яйцом". Он заставлял искру влетать в стеклянный шар и получал ряд розовых и пурпурных лучей.

Бенджамин Франклин впервые провел аналогию между искрами и молнией. В 1752 г., используя воздушного змея с остроконечным железным прутом, связанным кабелем с землей, он извлек электричество из облака. Родился проводник. В 1760 г. на Плимутском маяке был сооружен специальный осветительный прибор.

Химия стала количественной. В 1772 г. Лавуазье получил основные результаты по окислению, которые позволили ему открыть кислород, независимо от Пристли. Он уточнил роль, которую газ играет в горении и дыхании. В 1783 г. он провел синтез воды в то же время, что и англичанин Кавендиш. Хотя естественные науки проделали гигантский скачок вперед, классификация образцов все еще оставалась гипотетической.

На основе наблюдения и экспериментов Реомюр опроверг традиционную идею, что все лучшее создал Бог для удобства живых существ в своих " Mémoires pour servir а l'histoire des insectes " (1734-1742 гг.). Линнейй создал систему классификации растений по тычинкам и пестикам. Его "Systema Naturae" (1758 г., 10-е издание) до сих пор остается справочником по классификации животных и растений. Буффон проявил себя как величайший натуралист своего времени, написав "Histoire naturelle". Проведя исследования, он заключил, что природа находится в состоянии постоянного движения и таким образом разработал теорию трансформизма, которую его последователь Ламарк будет преподавать с 1800 г.

Такое развитие науки способствовало технологическому прогрессу, скорее отвечая на практические нужды и экономическую необходимость, чем на применение теорий. Вольтер не ошибался, когда заметил, что "все наше искусство проистекает из механического инстинкта, присущего большинству людей, и никаким образом не из здоровой философии." Открытие парового двигателя и его промышленное внедрение доказывают это, обозначив начало промышленной революции примерно в 1780 г.

Политэкономия: физиократы

В области политэкономии физиократы, студенты Физиократии или школы законов природы, разработали совершенно новые взгляды. Квасней, основатель, выразил свои идеи в "сельскохозяйственной" и "зерновой" секции Энциклопедии (1756-1757 гг.), и в " Tableau йconomique ", в частности. Экономические явления подчиняются законам, проистекающим из природы вещей. Эти законы составляют систему, учрежденную Богом и являющуюся частью законов природы. Физиократы считали, что деньги - всего лишь бесплодный посредник и что только сельское хозяйство может обеспечить настоящее богатство, так как оно поставляет валовой продукт, что почти не сказывается на материи, с помощью которой он был создан. Все вещи должны быть переподчинены сельскому хозяйству, а основной класс должны сформировать землевладельцы.

Физиократы предлагали, чтобы индивидуальное имущество было увеличено за счет отмены феодальной системы. Они считали, что имущество есть естественный закон и является таким образом естественным правом. Далее, только свобода позволяет развить право на имущество. Эти идеи были приняты с большим восторгом. Мирабо объявил, что " Tableau йconomique " - третье основное изобретение человеческого разума после письма и валюты. Физиократия стала почти религией во Франции, сильно повлияв на поступки людей в 1789 г. и вдохновив развитие либерализма в 19-ом столетии, вместе с шотландцем Адамом Смитом. Движение привело к агромании, которая внесла свой вклад в сельскохозяйственную революцию. Рост урожаев благодаря применению новых методов и новых продуктов (кукуруза, картофель, рис) сказался на увеличении количества сельскохозяйственных продуктов по всей Европе. Этот прогресс благоприятствовал демографическому взрыву. Столь долго разговаривая о депопуляции, теперь экономисты стали бояться риска перенаселения, чему способствовал Мальтус своим " Essai sur les principes de la population " (1798 г.).

Естественно, движение Просвещения встречало сопротивление и противостояние со стороны Церкви, на которую мыслители нападали за нетерпимость, а также со стороны королевской власти, со слепым абсолютизмом которой они боролись. В целом, однако, философское отношение побеждало. Фактически, "страсть к знаниям" и "стремление к интеллигентности" распространились почти всюду. Появилась настоящая мода на естественные науки, то есть "физику". Люди всех классов посвящали себя науке.

Вольтер изучал математику, популяризировал работы Ньютона, Жан-Жак Руссо изучал медицину, а Гете занимался исследованиями в оптике. Даже дофин Луи брал уроки физики, а Георг II живо интересовался ботаникой. Со дня на день ширился доступ к знаниям. Повсюду создавались частные или общественные коллекции животных и минералов, а также "физические" коллекции, например, Королевская коллекция, устроенная Буффоном. Академии пропагандировали идеи и знания. На заре Революции в провинциях регулярные заседания проводило тридцать пять Академий. На них рассматривались последние публикации и выступали ораторы. Академики предлагали ученикам темы для диссертаций для участия в ежегодных соревнованиях. Общественные курсы еще более углубляли любовь к наукам. Люди зарабатывали на жизнь, разъезжая и демонстрируя физические опыты. С большим успехом издавались популяризационные труды, различные конспекты, словари и руководства постоянно обновлялись и переиздавались. Огромным количеством были выпущены "L'Histoire naturelle" и Энциклопедия. Некоторые газеты даже специализировались на научных публикациях.

Панъевропейская цивилизация

Моральная и интеллектуальная атмосфера таким образом способствовала рождению панъевропейской цивилизации. 18-ый век был веком космополитизма. Философским идеалом служила идея быть личностью каждой нации. Утвердилась относительная атрофия национальных чувств. Взгляды французских философов распространились по всей Европе. Культурное верховенство Франции нельзя было отрицать и ее престиж достиг невиданных высот. В 1782 г. Берлинская Академия организовала диспут на тему универсальности французского языка, чистота и четкость которого восхвалялась. Фридрих II Великий без колебаний провозгласил о превосходстве французской литературы 17-го и 18-го столетий над любой другой современной литературой. "Французы," - писал он, - "богаты практически всеми видами литературы; к сокровищам древних времен они добавили новые…Книги Монтескье - вероятно, единственные в мире, в которых слов меньше, чем мыслей."

Выяснилось, что французскому вкусу присуще нечто общее для всех европейских народов. Люди даже начали отдавать предпочтение французским художникам перед длительное время конкурировавшими с ними итальянскими соперниками. Элегантность и выразительность чувств картин Ватто настолько захватили Фредерика Великого, насколько и работы Вольтера.

Неотразимое притяжение, с которым Франция действовала на Европу, состояло также и в престиже версальского двора, который очаровывал европейцев, и в славе парижских салонов.

В 1781 г. Екатерина II Великая ревновала своего сына Павла I, который инкогнито посетил Луи XVI и Марию-Антуанетту под вымышленным именем графа дю Норда. Притяжение Парижа равнялось влиянию Версаля. Принц Генрих Прусский, брат Фредерика II, сказал, покидая столицу: "Половину моей жизни я провел, желая увидеть Париж; другую половину мне будет недоставать его." Фактически, ни один другой город не пользовался такой известностью с точки зрения разговоров и шуток.

Нигде более не встречались литературные салоны, которые часто открывали женщины.

Мадам Жофрен была одной из самых популярных (салон мадам Жофрен ). Иностранцы рвались поговорить с Д'Аламбером и Мариво, или Буше и Латуром, посетить ее еженедельные ужины по понедельникам и средам, на которые приглашались художники и писатели соответственно. Здесь можно было встретить графа де Кройтца, маркиза Караччиоли, посла в Неаполе и его секретаря аббата Галиани. Мадам Жофрен знала, как нужно вести беседы, оживлять их, если это было необходимо, или обрывать, когда кто-либо из гостей переступал границы. Эта великая буржуа, гений savoir-vivre, правила в своей интеллектуальной вотчине. Аббат Делилль так восхвалял ее: "Я помню, что вся Европа собиралась вокруг ее кресла…"

Весной 1789 г. для иностранца-путешественника Франция представляла собой постоянно рассуждающую страну. В салонах, читальных залах, кафе или масонских ложах свободно циркулировали миллионы памфлетов или газет. Улицы превратились в политические собрания и место политобразования. В воздухе висела идея социального обновления. Подданные Луи XVI открыли, что они - первые и самые главные граждане. От Монтескье они узнали, что для гарантии свобод личности в государстве необходимо разделение власти. От Вольтера они переняли восхищение терпимостью. Руссо обратился к ним со своими взглядами на общество, состоящее из маленьких, независимых, равных производителей, связанных социальным соглашением. Для революционеров 89-го философы разговаривали на одном и том же языке. Они помнили принципы свободы, братства и равенства. Благодаря разуму люди открыли законы социальной гармонии.

Тем не менее, если как-то можно измерить влияние взглядов эпохи Просвещения на интеллектуальное обучение целого поколения, более тяжело оценить точную роль, которую эти взгляды сыграли в самом революционном процессе. Была ли Революция дочерью Просвещения, или плодом философских замыслов, неизвестно.

  • Карта сайта